Миллиардер Расс Вайнер быстро завоевал рынок энергетических напитков в 2000-х, но не удержал позиций. Что тянет бизнес на дно?

Звонок раздался неожиданно. Миллиардер Расс Вайнер, основатель компании-производителя энергетических напитков под брендом Rockstar, долго игнорировал просьбы редакции Forbes об интервью, но за несколько недель его удалось все же уговорить в первый раз в жизни пообщаться с журналистами.

Бизнесмен, состояние которого Forbes оценивает в $2,1 млрд, пригласил нас на свою 50-метровую яхту Blind Date, позднее переименованную в Rockstar (и еще позднее потерпевшую крушение в Майями). Вайнер в компании родителей, девушки и десяти членов экипажа пришвартовался у Манхэттена, чтобы провести там отпуск. Появившись в дверях, он проводил меня в гостиную, обставленную плюшевыми диванами. В свои 44 миллиардер выглядит по меньшей мере на десять лет моложе, благодаря калифорнийскому загару и гребню рыжих волос.

В первые шесть лет работы Rockstar была бомбой, позиционируя себя как дешевую альтернативу Red Bull с более широкой палитрой вкусов. С 2001-го по 2007 год выручка компании росла в среднем на 103%  в год, в итоге добравшись до отметки $405 млн. В последние семь лет, когда годовой рост продаж снизился до 8% (в 2013-м выручка, по оценкам, составила $670 млн), Rockstar застряла на рыночной орбите, с которой Вайнер никак не может уйти. Ресурсы истощены. Компания все сильнее отстает от конкурентов.Напиток исчез с прилавков не потому, что распродан, а потому что сети попросту перестали закупать его. Могущественные конкуренты — Red Bull и Monster — вытеснили бренд Вайнера. Предприниматель винит во всем магазины, конкурентов и потребителей. Стоит ли обижаться?

Основатель Rockstar видит проблемы, но не принимает их. «Теперь легко говорить, что надо было больше тратить на маркетинг или инвестировать в бренд. Чем больше потратишь, тем больше потом заработаешь. Но когда мне в руки попадали реальные деньги, я обычно просто клал их в банк», — объясняет он.

По оценкам Вайнера, за счет доходов от Rockstar ему удалось накопить примерно $700 млн (включая недвижимость в Калифорнии и Флориде). Предпринимателю принадлежит 85% компании, остальными 15% владеет его мать Дженет, занимающая должность финансового директора. Его бизнес, если сравнивать с конкурентами, мог бы стоить в разы больше. Например, Monster, выручка которой всего в три с половиной раза больше, чем у Rockstar, оценивается в шесть раз дороже ($18,3 млрд). Капитализация Red Bull и вовсе выше $20 млрд.

«Нам нужен уникальный продукт», — констатирует Вайнер. Но его рецепт звучит банально — расширение ассортимента за счет таких вкусов, как орчата (традиционный испанский напиток из ячменя), кофе и миндальное молоко. «Это не конкурентная борьба, он почивает на лаврах, — говорит аналитик компании Morningstar Адам Флек, который специализируется на рынке энергетиков. — Пора задать вопрос: на что вообще способен Rockstar?»

Расс ВайнерРасс Вайнер

Для начала Вайнеру стоило бы научиться справляться со своей недальновидностью и вспыльчивым характером. Агрессивный нрав уже лишил его нескольких ключевых менеджеров и выгодного контракта с Coca-Cola, а неумение планировать и правильно распоряжаться шансами позволили конкурентам уйти вперед. «Третье место в нынешней ситуации — отличная позиция», — не унывает предприниматель.